Михаил Полицеймако : «В 24 года — глава семьи».

Мужик никогда не должен ныть и просто не имеет права впадать в уныние, депрессии, запои. Хотя приходится постоянно преодолевать себя, потому что в этой жизни нелегко оставаться оптимистом», — считает актер и телеведущий Михаил Полицеймако.

Михаилу пришлось стать главой семьи поневоле — когда его отец Семен Львович Фарада после инсульта оказался прикованным к постели. Целых девять лет Полицеймако продолжал верить, что врачи все-таки вылечат отца, поставят его на ноги. Но чуда, к сожалению, не произошло — 20 августа 2009 года Семена Фарады не стало. «Раньше моим любимым праздником был Новый год. У папы 31 декабря день рождения, и мы всегда его отмечали весело, шумно, в большой компании. А теперь для меня это самый грустный праздник. Говорят, время лечит, но я, думая о папе, по-прежнему ощущаю невыносимую боль. Помню, на нашей с Ларисой свадьбе мой большой друг Маша Аронова сказала: «Ребята, берегите своих родителей, они вас хранят, заслоняют от падения в пропасть. Как только их не станет, вы приблизитесь к этой пропасти и будете уже заслоном для своих детей». Потеряв отца, я это прочувствовал. Мне ужасно его не хватает, и с каждым днем я нуждаюсь в нем все сильнее. Жалею, что многое между нами осталось недосказанным, что я недодал ему внимания. Папа безумно любил жизнь, мужественно боролся с болезнью и абсолютно искренне не понимал, почему его не хотят вылечить. И мне это до сих пор не дает покоя. Не могу смириться с тем, что ничем не сумел ему помочь», — говорит актер. После смерти отца Михаилу пришлось всерьез озаботиться собственным здоровьем. На проекте канала «Россия» «Подари себе жизнь» (его участников обследовали «от» и «до» и, учитывая результаты этого обследования, условно рассчитывали их жизненный потенциал) 34-летнему Полицеймако вынесли страшный вердикт — если он срочно не займется здоровьем, ему в скором времени грозит инсульт. «Я был в шоке. И представить себе не мог, что все так плохо. В принципе всегда был активным, спортивным парнем: в детстве играл в футбол, занимался баскетболом, настольным теннисом, плаванием. Но, как и большинство из нас, за здоровьем следил не особо. Курил одну сигарету за другой, не ограничивал себя в еде — разожрался до 112 килограммов. Режима никакого — постоянные перелеты, переезды. А стрессы и усталость снимал алкоголем в хороших компаниях. И вот, как говорится, приплыл. Организм-то не железный», — вспоминает Полицеймако. Специально для него специалисты разработали оздоровительную программу, и актер с большим рвением взялся за дело. Все бы ничего, но когда диетолог строго-настрого запретил ему есть любимые с детства колбасу и сосиски, он был в ужасе. К тому же после семи часов вечера ему нельзя было приближаться к холодильнику. «Есть хотелось все время, даже во сне. От дикого чувства голода не знал, куда деться, готов был всех порвать, — рассказывает Михаил. — Благо Лариса очень поддерживала, успокаивала. И постепенно я привык к тушеной, пареной пище, овощам. Спорт тоже затянул: я совершал пробежки, гонял на велике, занимался с персональным тренером. Со временем сбросил 25 килограммов и начал себя по-другому ощущать — стал легче, подвижнее. Меня это очень порадовало. Сейчас на жесткой диете не сижу, но периодически устраиваю себе пару разгрузочных дней — только воду пью. А когда много работаю, на еду попросту не хватает времени. Кстати, теперь, чтобы расслабиться, мне вполне достаточно бокала вина».

В области здоровья Полицеймако уже стал экспертом — почти год он вместе с врачом-йоготерапевтом Сергеем Агапкиным ведет на канале «Россия» программу «О самом главном». «Люди зачастую стесняются говорить о своих болячках. Не понимаю, что в этом постыдного? Народ у нас в плане здоровья темный, его надо просвещать, как-то образовывать. Меня поразил радиоведущий Сеня Чайка, который пришел к нам на передачу и открыто рассказал о своей проблеме. Он захотел похудеть, зашел в Интернет и нашел там информацию, как легко и быстро сбросить вес на кремлевской диете. Посидел на ней месяц, похудел на пять килограммов, а потом… ему вырезали желчный пузырь. Это же кошмар! И то, что человек поведал об этом на всю страну, желая предостеречь других, — поступок, заслуживающий восхищения… А как-то у нас среди гостей был Амаяк Акопян, который все время шутил, какие-то фокусы по ходу показывал, а потом вдруг весело так, улыбаясь своей коронной улыбкой, признался, что у него тяжелая язва. Я просто остолбенел. Как можно быть таким беспечным?!» — удивляется Михаил. Теперь, если у знакомых и друзей Михаила возникают проблемы со здоровьем, они сразу же звонят Полицеймако и засыпают вопросами. «Естественно, я могу что-то посоветовать, но всегда говорю — я не врач и не имею права давать рекомендации. Вот мой коллега Сережа Агапкин — супердоктор, настоящий мастер своего дела. К тому же здоровяк — вообще не пьет и не курит, запросто садится на шпагат. У него очень сильные руки. Иногда во время записи программы устаю, хочется спать, затекает шея, начинает ныть спина. Сережа нажмет на какие-то точки, и тут же просыпаешься, ничего уже не болит. Все собираюсь йогой заняться, пойти в центр Агапкина — он ездит по всей стране с семинарами. Очень хочется прибиться к этому островку здоровых людей, которые здоровы не только телом, но и душой. Но пока, к сожалению, не могу найти на это время. И в футбол поиграть из-за занятости мне удается нечасто». Зато без отрыва от работы Полицеймако может подубасить грушу, которую поставил прямо за декорациями телестудии. А главным источником положительных эмоций и энергии для Михаила, по его словам, являются дети — трехлетняя Эмилия, трехмесячная Софья и девятилетний Никита от первого брака. «Держать себя в тонусе для меня не проблема. Вокруг маленькой Сони приходится бегать с утра до ночи, а догнать Милю, у которой мотор в одном месте, и вовсе проблематично», — смеется Михаил.

О детях Михаил и Лариса стали мечтать, как только начали жить вместе. Но ребенка им пришлось ждать целых шесть лет. «После рождения Мили мы с Мишей не собирались останавливаться на достигнутом, хотели еще детей, — вспоминает Лариса. — Когда умер Семен Львович, Миша был в ужасном состоянии — взгляд потухший, безжизненный. И я ему сразу предложила: «Миш, давай ребеночка родим. Если будет мальчик, назовем его Сеней, в честь папы». Миша оживился: «Да, да, давай». И, представляете, вскоре я забеременела. Младшую дочку мы хотели назвать Есенией — созвучно с именем Сеня. Но потом все-таки решили, что Софья более привычное и очень красивое имя». «Соня очень похожа на папу, — подхватывает Михаил. — Я это заметил, как только ее увидел — те же черты лица, папина мимика. Это удивительно! А от меня дочерям по наследству передались выразительные глаза и кучеряшки». (Смеется.) Михаил был рядом с супругой, когда она рожала дочек. «Для меня вопрос «быть или не быть» на родах не стоял. Знал, что Ларе со мной будет легче, спокойнее. В первый раз очень сильно волновался. Целые сутки провел в клинике — и поспать успел, и питался там, и какие-то переговоры по телефону вел. Когда врачи покрикивали на Ларису: «Вы ленитесь. Давайте, тужьтесь, старайтесь!» — я тоже громко кричал: «Ну давай, давай же!» В общем, довольно активно участвовал в процессе. (Смеется.) А во второй раз все прошло тихо и быстро. В семь утра отвез Лару в роддом и поехал на пресс-конференцию. Попросил жену: «Без меня не рожай, в два часа приеду». Она дождалась меня. Так что обе дочки появились на свет на моих глазах, и это ни с чем не сравнимое счастье», — улыбается Полицеймако. Став многодетным отцом, Михаил более внимательно относится к своему здоровью. «Я обязан думать о здоровье, потому что мне предстоит поставить на ноги троих детей. И мне очень хочется побольше времени проводить со своей семьей. Мои родители хоть и были очень заняты (мама работала в театре на Таганке, папа много снимался), но успевали мной заниматься. Я тоже стараюсь уделять внимание своим детям, заниматься их воспитанием. Собираюсь даже в связи с этим сократить количество гастролей и разъездов. Да и, честно говоря, немного подустал уже от кочевой жизни», — говорит актер. Чтобы обеспечить большую семью, Михаил вынужден много работать. (В настоящее время он участвует в шести антрепризах и репетирует вместе с Сергеем Шакуровым, Игорем Лифановым и Любовью Толкалиной обновленный спектакль «Женщина над нами».) «Я всегда хотел иметь большую семью. Одному очень тяжело. Когда умер папа, рядом из близких были только мама и жена. Старший брат Юра живет в ЮАР, одна двоюродная сестра в Израиле, другая в Канаде… А ведь маме уже 73 года. Она молодец, держится, бодрится. До сих пор играет в театре на Таганке (Марина Витальевна Полицеймако уже 46 лет служит в прославленном театре. — Прим. ред.), недавно ездила на съемки в Одессу. Она в хорошем смысле фанат своей профессии. Когда есть работа, мама оживает, становится энергичной. А если этого нет, потухает, тоскует. Так вот, когда родители стареют, уходят, чувствуешь себя в этом мире очень одиноким. Поэтому я стремлюсь создать свой клан и надеюсь, что мои дети будут дружить, помогать друг другу. Им, троим, гораздо легче будет выживать, чем мне одному. Между прочим, мы с Ларисой хотим еще сына родить, «на десерт». Чем больше детей, тем увереннее себя ощущаешь», — улыбается Полицеймако.

Эмилия очень обрадовалась появлению младшей сестренки. Когда Соня плачет, наперегонки с родителями бежит к ней, засовывает в рот соску. А старшего брата она просто обожает. Никита живет со своей мамой неподалеку и раз в неделю обязательно бывает в гостях у отца. «У Никиты недавно появилась новая любовь — котенок. Он мне так сказал: «Пока буду заботиться о котенке, потренируюсь на нем, а потом, когда у меня дети появятся, я уже смогу и о них позаботиться». По-моему, серьезный парень растет, рассудительный, — рассказывает Полицеймако. — Он уже успел попробовать себя на актерском поприще: в первом классе играл в мюзикле «Красавица и чудовище», потом снимался в сериале «Школа». Никите очень нравится актерство. Не удивлюсь, если он выберет эту профессию. Но помогать ему не стану, пальцем не шевельну. Я пробивался без помощи родителей, пускай и Никита всего добивается сам. Переживаю из-за того, что сын живет не со мной и что видимся мы нечасто. Мы с отцом были очень близки. Потому что жили бок о бок, он постоянно брал меня на съемки, гастроли. Я просто обожал ездить с папой на машине. Мне нравилось, как он лихо водит автомобиль, как орет на всех, кто нас подрезает. (Смеется.) Как-то мне даже пришлось отвечать за отца. Меня остановил гаишник, заглянул в права и говорит: «А вы сын Семена Фарады?» — «Да». — «Знаете, я вашего папу однажды остановил, а его почему-то это так разозлило, что он… в меня плюнул». Я даже растерялся. Говорю: «Приношу вам за него свои извинения. Простите, пожалуйста». Да, папа был очень эмоциональным, и я такой же, даже еще более взрывной, некоторых гаишников мне хочется на части разорвать». Зато дома актер всегда спокоен. Ему очень комфортно в своем женском царстве. «С супругой мне повезло несказанно, у меня лучшая жена на свете, — улыбается Михаил, ласково глядя на Ларису. — Лара — настоящая героиня. Я только работаю, а все остальное на ней. Она и дочками занимается, и домашними делами, и еще обо мне успевает заботиться. Ждет меня порой за полночь с ужином». «Естественно, я стараюсь уделять побольше внимания любимому мужчине, — подхватывает Лариса. — Ведь я отхватила настоящего мужика, вот и приходится быть все время настороже. Я же прекрасно вижу, как на Мишку женщины смотрят, как заигрывают с ним, он у меня завидный жених». «Лара, не придумывай, какой я жених с тремя-то детьми?! — смеется Михаил. — Жена у меня жутко ревнивая, может взбелениться и устроить скандал на пустом месте. Она — мой самый близкий человек, другие женщины меня в принципе не интересуют. Даже самые красивые и сексуальные не идут с ней ни в какое сравнение».

Михаил и Лариса познакомились десять лет назад, когда девушка приехала покорять Москву. После окончания питерской академии театрального искусства Лариса мечтала сделать актерскую карьеру, была полна амбиций. Но встретив Полицеймако, напрочь забыла о себе. «Я полностью растворилась в Мише, он стал частью меня, мы теперь одно целое. А детей люблю просто до сумасшествия. Все еще надеюсь, что у меня получится реализовать себя в профессии. Но пока семья поглотила меня целиком. Так что я вью гнездо и тщательно берегу наши с Мишей отношения. И если чувствую, что моим близким что-то угрожает, как пантера бросаюсь на всех, готова драться и кусаться», — говорит Лариса. «И все-таки драться за свою семью — удел мужчины, — считает Михаил. — Женщина должна быть за мужем, она существо ведомое. Жена может кричать, выпендриваться, командовать, но последнее слово должно оставаться за мужиком».

Наталья Дьячкова
журнал "7 дней" 04 марта 2011 г.
http://7dn.ru/article/7days/544622